Класс коррекции где снять

На фестивале «Полный артхаус» Иван И. Твердовский представил свою картину «Класс коррекции». Это первая работа молодого режиссера в полнометражном игровом кино, до этого были документальные и короткометражные фильмы. Об особенностях коррекционного образования в России, способах достичь реалистичности и «комплексе Бога» Иван И. Твердовский рассказал нам в интервью.

— Вы как-то сказали, что «Класс коррекции» — это фильм о первой любви. Мы его посмотрели, стали обсуждать, версии были разные: кино о социальных проблемах, о подростковой жестокости, об ущербности системы класс коррекции где снять образования. В общем, о чем угодно, только не о любви.

— Это как раз такая универсальная история, в которой есть совершенно разные моменты. Для меня, в первую очередь, это история первой любви и каких-то светлых чувств. И только во вторую — внимание к тому социальному пласту, в котором это все происходит. Мне кажется, здесь вообще не нужно разделять, потому что мы видим маленький фрагмент жизненного пути девушки, даже жестокость — это любовь, просто другая ее сторона. Вообще все фильмы либо про любовь, либо про нелюбовь. Вот я хотел пойти по первому пути.

— А не получилось ли про ненависть?

— Нет, я не собирался. Любое кино — это попытка передать какой-то опыт, рассказать историю, за которую ты так или иначе переживаешь. Я переживаю за любовь, за ненависть не переживаю, ведь мы все люди верующие и нужно уметь прощать.

— Вы верующий человек?

— Да, конечно.

— Мы спрашиваем, потому что среди наших ровесников многие либо агностики, либо атеисты. Не последняя причина — тесное взаимодействие церковного и государственного.

— Я могу согласиться с нашими сверстниками, но это не значит, что, если патриарх носит золотые часы, нужно переставать ходить в храм и не заниматься своей душой. Это разные вещи. Можно давать оценки тому, что делает церковный институт, но при этом не забывать о вере.

— Давайте вернемся к фильму. До него о классах коррекции вообще многие не знали, потому что об этом никто не говорил. Перед съемками вы же посещали школы, в которых есть коррекционное обучение, там действительно все так, как показано в фильме?

— Не было задачи отражать абсолютную реальность, у нас все-таки не документальная картина. Хотя, конечно, все, что происходит в фильме, мы так или иначе видели в классах коррекции. Видели учителей, которые в присутствии детей говорят о них, будто те не слышат. Это как сотрудник зоопарка, который показывают вольеры с разными животными: «Вот этот дальневосточный тигр прибыл к нам в таком-то году, а вот там у нас мартышки». Со стороны это выглядит дико, т.к. это чисто ментальная проблема, у них в голове есть деление на нормальных и не очень нормальных детей. Возникает вопрос, а как это вообще все произошло? Начинаешь копать и понимаешь, что не было никакого злого умысла, когда создавалась система коррекционного образования. Правда, без какого-либо контроля это все трансформировалось в чудовищные детские тюрьмы. Очень странно, что об этом не было снято ни одного фильма, нигде не поднималась эта проблема. Об этом нужно говорить, социальный посыл — это очень важно.

— Это правда, что в коррекционных классах вместе учатся дети с совершенно разными отклонениями или особенностями развития?

— Если брать такие классы в целом, то в них нет ничего общего, потому что каждый регион самостоятельно формирует систему коррекционного образования. Есть абсолютно нормальные коррекционные школы, где для каждого подростка создается индивидуальная программа, по которой он занимается. Мы же говорим про историю, когда со временем коррекционный класс превращается в место, куда можно отправить вообще любого учащегося. Условно говоря, зачем ему учиться в классе «А», где он всем мешает и создает плохую компанию, когда можно просто перевести его в класс коррекции.

Самое чудовищное — это одна программа обучения на весь класс. В таком классе, как правило, оказываются ребята с разницей в возрасте не более 3-х лет. Система это допускает. На деле же оказывается, что разница в возрасте между одноклассниками может составлять и 5 лет. И получается, что подросток из 10-го класса проходит программу 6-го. Мы видели таких ребят. Я не говорю уже о специфике каждого диагноза в отдельности.

Видели учителей, которые в присутствии детей говорят о них, будто те не слышат. Это как сотрудник зоопарка, который показывают вольеры с разными животными: «Вот этот дальневосточный тигр прибыл к нам в таком-то году, а вот там у нас мартышки».

— В школе, в которой вы учились, было что-нибудь подобное?

— Мне как раз было тяжело к этой истории приступать, потому что я учился в хорошей школе, в гимназии, там не было коррекционного класса. У нас даже детей из неблагополучных семей не было, поэтому мне было сложно переложить какой-то свой опыт. Понятно, что не обязательно учиться в классе коррекции, чтобы снять об этом кино. В любом случае это же история про любовь, про дружбу, про предательство, которые происходят в совершенно любом классе, в любой точке света. Это чувства, которые абсолютно универсальны.

— Раз проблемы и чувства универсальные, вам было важно, как на фильм отреагируют те же подростки или учителя?

— Мне было это интересно, когда фильм только вышел в прокат. Тогда мне очень много приходило сообщений в Facebook. Помню, мне написала девушка, у которой была очень похожая история в жизни: она училась дома, а потом пришла в школу. И она подробно описала те ощущения, которые у нее были. Это для меня ценно, потому что у меня такой ситуации не было. А вообще какая разница, кто что пишет? Главное, чтобы они посмотрели этот фильм и узнали про классы коррекции.

— То есть для фильма это и было главной целью?

— Любое кино — это знакомство, моя задача — познакомить зрителя с моими героями. Все. Уж будут они с ними дружить или нет — это уже их дело.

— При этом многие режиссеры, если уж снимают социальное кино, поднимают проблему и пытаются ее в рамках сюжета фильма решить (либо показывают, что будет, если проблему не решать).

— Поднять проблему — да, можно, а вот решать ее при помощи фильма, мне кажется, даже пытаться не стоит. Как вообще кино может повлиять на что-либо? Придумывать, как избавить страну от классов коррекции, — это не моя задача. Есть депутаты, которые получают деньги, есть разные министерства, в которых 20 миллионов сотрудников. Вот пусть они этим занимаются. Когда у режиссера есть «комплекс Бога», это несет в себе разрушающую силу.

У меня есть принцип — нельзя актерам давать готовый текст, потому что получится, что люди просто выучат слова и получат за это деньги. Хочется им всегда напомнить, что профессия заключает в себе несколько другие элементы.

— Изначально сценарий «Класса коррекции» был написан по одноименной повести Екатерины Мурашовой, но потом вы назвали эту работу, скажем так, неталантливой и все переделали.

—  Это было сказано мной сгоряча, буквально после премьеры фильма. Мне действительно не нравится первоисточник, я действительно переписал его на 99,9%, и в фильме нет ничего из повести, кроме названия. Безусловно, это не дает мне права оценивать произведения Мурашовой публично. Повесть просто другая, написана другим человеком совершенно иного поколения и иных взглядов на мир. Было важно откопать из этого что-то свое. Конечно, надо признать, без первоисточника «Класс коррекции» я с этой темой бы не столкнулся.

— Почему тогда, раз вы делали сценарий, у актеров не было прописанных слов?

— Это не совсем так, там был такой закамуфлированный диалог. Когда сценарий писался, он, конечно, писался с диалогами. Но у меня есть принцип — нельзя актерам давать готовый текст, потому что получится, что люди просто выучат слова и получат за это деньги. Актеры бесконечно долго могут рассуждать о сверхзадачах, исходном событии, мотивациях и целях, но, поверьте, они просто учат слова. Чаще прямо на площадке. Хочется им всегда напомнить, что профессия заключает в себе несколько другие элементы. Поэтому это был такой способ достичь реалистичности. Диалог прячется в содержание диалога, но очень подробное: кто, про что, за чем говорит. Я так работаю просто.

— С диалогами понятно, а под поезд актеры действительно ложились?

— Я разные истории рассказываю, могу вам сказать, что это было натурально, что они молодцы, они герои (смеется). Правда, это была компьютерная графика, потому что кто нам даст положить актеров на рельсы? Было очень смешно, когда мы снимали всю эту историю с поездами, приезжало по 30 сотрудников РЖД, они занимали все пространство, они были везде в кадре, на пост-продакшне их приходилось просто замазывать и вырезать. Супервайзер нам сказал: «Слава богу, что они все в оранжевом!» Если бы у них были разные костюмы, то возникли бы большие проблемы с этим. Сцены действительно игрались на рельсах, а поезд накладывался уже на пост-продакшне.

— Вы наверняка слышали, что вас часто сравнивают с Триером.

— Правда? Никогда не слышал.

— Сравнивают ваш фильм с его «Танцующей в темноте», например. А вообще из современных режиссеров кто-то вам импонирует?

— Я люблю фильмы своего отца, он режиссер-документалист. Это вообще единственный режиссер, которого я люблю. В остальном нет такого, чтобы мне нравился один автор. Бывают удачные фильмы, бывают неудачные. Говорят, что в последнее время в российском кино очень много фильмов разных, уровень поднялся, но я с трудом могу назвать хоть какое-то кино, про которое я скажу «да, круто». У меня нет никакого морального права оценивать то, что делают мои коллеги, потому что и журналисты, и зрители нас очень сильно не любят. Если мы еще друг про друга начнем говорить, что этот твой фильм лучше, чем тот, то мы себя сожрем и от нас ничего не останется. И вам будет нечего обсуждать.


Фото: Мария Мотова, кадры из фильма


Источник: http://www.feelmore.ru/culture/2015/03/klass-korrekcii



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Иван И. Твердовский: Не обязательно учиться в классе Шампуни бальзамы маски для волос отзывы

Класс коррекции где снять Иван И. Твердовский: «Класс коррекции» это витамин»
Класс коррекции где снять Фильм Класс коррекции (2014 описание, содержание. - Ivi)
Класс коррекции где снять Ангелы в аду. «Класс коррекции режиссер Иван И
Класс коррекции где снять Отзывы на фильм Класс коррекции (2014) - Ivi
Класс коррекции где снять 33 (315x325, 46Kb)
Hack 8 Ball Pool читы скачать бесплатно на Андроид Блок управления двигателем постоянного тока / Блог им. Sayron ГЕОРГИЕВСКАЯ СТОМАТОЛОГИЧЕСКАЯ Дополнительные штриховки для AutoCAD САПР -журнал Как связать пончо крючком